• Вашему вниманию Мистер перхлозон

    5298.jpgБлагая весть: арбидол сдаёт свою позицию, уступая первенство в продажах гепатопротектору эссенциале французской Sanofi. Не злобствую, просто дикость прошловековая, когда не доказавшее в исследованиях эффективности средство, которое нельзя и называть-то «лекарственный препарат», а тем более, «впаривать и всовывать» государственному сегменту здравоохранения. Мадам Арбидол год как ушла с арены, будем надеяться, скоро все доктора поймут бесполезность навязанного средства и перестанут его рекомендовать пациентам.

    У нас масса препаратов, которые никогда не испытывались, но широко используются в клинической практике. Когда-то это было возможно, но не сейчас. Нельзя в XXI веке врачу ссылаться на «моему больному помогло». Если разобрать этого счастливого демонстратора эффекта «по частям», то доказательства полезности канут. К примеру, в онкологии все препараты, абсолютно все, доказали ту или иную эффективность. Мало того, продолжающиеся наблюдательные исследования позволяют «выводить» препараты из клиники, как было с бевацизумабом при раке молочной железы, эффект которого проследили на большей, многотысячной, группе и через больший, многолетний, срок.

    Трудно, конечно, противостоять «административному ресурсу», продвигающему любезный «конфликтно-интересный» препарат. Как, к примеру, защитить пациентов от перхлозона, распиаренного главным специалистом Минздрава Петром Яблонским, исследовавшим средство в возглавляемом им учреждении? Клинические испытания с участием 108 больных туберкулёзом продемонстрировали эффективность, на 30-40% превышающую традиционные комбинации. Всё-таки на 30% или на 40%? Диапазон указывают, когда рассматривают разные когорты больных, но делить на группы 108 – заведомо формировать недостоверность результатов.

    «Разработка перхлозона началась еще в 1980-х, на тот момент учёные уже получили действующее вещество, обладающее противотуберкулезной активностью… Благодаря «Фармасинтезу» была разработана технология производства препарата, предложена удобная лекарственная форма, выпущены пробные партии таблеток для клинических испытаний» — сказал Яблонский. Тридцатилетняя история не доказывает полезность средства, мало ли что мы давно знаем. А вот конфликт интересов прямо-таки бьёт в глаз. Можно поверит в «активность в отношении штамма туберкулеза номер 3714 в 200 раз выше, чем у изониазида, и в 400 раз выше, чем у стрептомицина», но организм не чашка Петри.

    В сибирском городе Братске возводят завод для производства перхлозона, который с лёгкой руки главного и невзыскательного фтизиатра заполонит все противотуберкулёзные отделения страны. Надеются, что и заграница не отстанет, но без подтверждения клинической эффективности «научного прорыва» и аналогичного интереса тамошнего главного – вряд ли. В 2012 году в России официально зарегистрировано 95 542 больных туберкулезом, каждого «посадить» на перхлозон – все причастные в шоколаде. А уж после, пусть и токсичность высокая и эффект никакой – неважно, главное, в шоколаде…

    Фармасинтез начало строительство завода для производства Перхлозона  (pharmapractice.ru)

    Эксперты о перхлозоне: препарат требует более качественных клинических испытаний (ria-ami.ru)

    Арбидол больше не первый  (www.vedomosti.ru)

    {"status":"error","message":"Ошибка вызова получения семантически связанных документов"}