• Посторонним М.

    1277066060_611[1].jpgНа протяжении всей истории науки человек не обходился без животных моделей. Заражение овцы сибирской язвой помогло Пастеру доказать её микробную природу. Без собак Павлова время открытия условных рефлексов могло сильно отодвинуться. И даже в космос первыми полетели собачки. После трагедии 1937 года, когда «Эликсир сульфаниламида» угробил более сотни американцев, конгресс США потребовал обязательности тестирования лекарств на животных, позже к этому присоединились и другие страны. В 1960-х талидомидовая трагедия проставила вопрос о необходимости тестирование лекарств на беременных животных.

    Были у учёных сомнения, что далеко не все отобранные в эксперимент виды млекопитающих так уж повторяют природу человека, как следовало бы. Успехи генетики помогали хоть сколько-нибудь приравнять геном животного к венцу природы, так интеграцией вирусной ДНК в геном мыши 40 лет назад было создано первое генетически модифицированное млекопитающее. Через два десятилетия после этого из соматической клетки млекопитающего была сконструирована овечка Долли. Противники использования животных моделей брали за основу не сомнительное биологическое тождество человека и млекопитающего, следовательно, малую целесообразность подобной проверки реакции человеческого организма, а благополучие братьев меньших.  

    Мыши выбраны моделью биологии человека эмпирически, без реального подтверждения. Призывы замены лабораторных животных альтернативными моделями, вплоть до переживающих клеток, одноклеточных организмов, биохимических, квантово-механических конструкций наголову разбивались учёными. Но обвальная неэффективность тысяч лекарственных средств, благополучно показавших высокие результаты на животных моделях, должна была поставить вопрос соответствия биологии человека и, к примеру, мыши. И поставила-таки вопрос та, что большая группа учёных нескольких университетов и международных центров провела сопоставление генетического материала человека и мыши.

    Было проанализировано более сотни типов клеток и тканей «основных» органов мыши. При совпадении генома человека и мыши на 68%, жизнь клетки и ткани животного совсем не соответствует аналогичным структурным компонентам человека. И даже при подобии генома регуляция функции каждого гена осуществляется разными способами и механизмами. Экспрессия генов и лежащие в их основе программы существенно расходятся даже при множестве совпадений регуляции, разнятся темпы геномных реакций. Поставлена под большое генетическое сомнение возможность экстраполяции на человека результатов экспериментов на мышах.

    В общем-то, ничего удивительного в этом открытии нет, ведь обращали же внимание на слишком частое несовпадение результатов испытаний лекарственных препаратов у мыши и у человека. Было же известно, что развитие большинства заболеваний человека не столько нарушения определенного порядка в геноме, сколько сбой специфической регуляции генов. Недавно решились открыть глаза общественности и на действительное гендерное различие в развитии, течении и лечении заболеваний. От мыши до человека эволюция шла сотнями тысячелетий, изменяя и трансформируя малейшие биологические корпускулы, культивируя различия, чтобы создавать новое и непохожее.  

    Мышь человеку не друг, не товарищ, и уж совсем не брат.

    Ученые усомнились в применимости исследований на мышах для человека (medportal.ru)

    A comparative encyclopedia of DNA elements in the mouse genome (www.nature.com)

    {"status":"error","message":"Ошибка вызова получения семантически связанных документов"}