• Доапеллировались

    Доапеллировались

    Я не однажды утверждал, что психиатрия у нас не столько карательная, сколько всё же утешительно-ласкательная. Опять же, есть закон о психиатрической помощи, который всячески защищает права граждан при её оказании. И важно с этой защитой тоже не перестараться, поскольку любое хорошее дело при страстном желании легко довести до абсурда. Не верите? Вот вам пример.

    Ситуация такова: в стационар поступает женщина с тяжёлой депрессией - с отказом о приёма пищи, с чёткими суицидальными тенденциями и попытками, с упорной бессонницей и заметной потерей веса на этом фоне. Поступает не сама: ей уже ни до чего было, она уже за грань собралась, поэтому привезли её орлы на барбухайке. Родственники-то были только за: пропадает же человек. А вот сама она не то чтобы была сильно против - ей, повторюсь, было уже всё строго параллельно. И такая мелочь, как беседа с врачом в приёмном покое, какие-то идиотские бумаги, где нужно в письменном порядке дать своё согласие на госпитализацию (или не давать его), её совершенно не интересовали. Человек просто молчал и готовился в последний путь.

    Оформили, соответственно, недобровольно. Представили, соответственно, на выездном в дурдом заседании суда. Судья дал свою санкцию - видно же, что пациент тяжёлый. И тут включился адвокат. Ну положено ему быть, как Баба Яга, против. Опять же, права пациента надо отстаивать. Возможно, ещё и амбиции взыграли - возможно, я не знаю. В общем, подал он апелляцию. Пациентка на его стремление ничего не сказала, лишь плечами едва пожала - мол, делайте что хотите, только отвяжитесь от умирающей меня.

    Её вытащили из депрессии. Пролечили неплохо. Правда, лежать пришлось месяца полтора. Она повеселела, нарисовались и настроение, и сон, и аппетит, и робкие планы на дальнейшую жизнь. А уж родственники-то как были рады!

    И тут приходят они на приём все вместе - и все расстроенные до не могу. В чём дело? Оказывается, апелляцию таки рассмотрели. И через неделю (это уже человек выписался из отделения!) в областном суде состоится заседание, на котором будет рассматриваться эта самая госпитализация и то, насколько правильно было делать её недобровольной. И женщине прислали повестку - мол, надо ехать и присутствовать. И теперь она жутко боится и переживает: ну не был никогда человек суде. И настроение снова стало играть туда-сюда, и слёзы появились.

    И тут возникает вопрос: ну зачем? Нет, в общем и целом такие усилия адвокатов нужны, как противодействующая сила. И хорошо, что суд принимает их усилия во внимание. А вот в частном конкретном случае - ну пролечился уже человек, и присутствие на суде для него - это своего рода психотравма. И что ей теперь скажут или предложат, если даже вдруг (теоретически) признают, что погорячились с госпитализацией? В общем, хороша ложка к обеду.

    Опубликовано с любезного разрешения автора - Максима Малявина

    {"status":"error","message":"Ошибка вызова получения семантически связанных документов"}