• Травма (Часть 3)

    ПЕРЕЛОМ ОБЕИХ КОСТЕЙ ГОЛЕНИ СО СМЕЩЕНИЕМ плюс МНОЖЕСТВЕННЫЙ ОСКОЛЬЧАТЫЙ ТРЁХЛОДЫЖЕЧНЫЙ ПЕРЕЛОМ ГОЛЕНОСТОПНОГО СУСТАВА.

    Врач познакомил меня с планом лечения:

    1.   Дождаться сопоставления костей голени, на что уйдёт … месяца, а затем

    2.   Операция на голеностопном суставе, чтобы «собрать» всё «месиво» по наилучшему физиологическому положению.

    Итого: настраиваться надо было на длительный «отдых» за своё «застолье и банкет».

              В палате было 4 места, три из них постоянно занимали «прикованные», а одно было «ходячее», что очень выручало нас, лежачих. От соседей я уже успела узнать, что самая сильная боль длится четверо суток, а потом постепенно становится легче.  И я, как молодогвардеец, терпела эту муку, отсчитывая дни. И, действительно, через четверо суток страдание стало более терпимым. Но появилась другая проблема: от постоянного лежания в одном положении огнедышащая боль пронзала спину. Дружный коллектив палатных больных, как мог, успокаивал меня, а со временем, толи я адаптировалась, толи боль прошла, я могла на 180 градусов поворачиваться в постели. Так летели дни за днями.

              Вот уже и 31 декабря. Канун Нового Года. В отделении чувствовалось оживление не только среди персонала, но и в больничных палатах. Несмотря на строжайшие пропуски на посещение, родственники и просто знакомые сновали по коридору. Мне это было видно, т.к. моё ложе стояло около дверей, которые были постоянно открыты. К вечеру праздничное оживление стало усиливаться громкими голосами и музыкой из транзисторных приёмников, начавших входить в моду, и каждый старался показать свой материальный достаток и возможность приобретения такой игрушки. После обеда медперсонал рассосался по домам, а дежурные медсёстры и санитарки «попрятались» в кабинетах. Настроение поднималось, оживление усилилось настолько, что больному человеку «било по мозгам». Не выдержав такого громоподобного гула и воинственного настроя некоторых посетителей, я поинтересовалась вслух:

    - А что же будет ночью? Мы здесь настолько беспомощные, что и пикнуть не успеем, как нас…

    - В такие шумные вечера мы закрываемся изнутри. Вставляем стул в ручку двери. Вот и сегодня давайте забаррикадируемся, - раздался голос из дальнего угла палаты.

    Там лежала с переломом ноги «Заслуженный врач» - педиатр. Единственным её недостатком был храп, от которого сотрясались стены здания, как при землетрясении. Приходилось громко окрикивать, чтобы разбудить её, а, если была «ходячая» больная, то она подходила и вежливо просила повернуться на бочок.

              Дни  складывались в недели, недели в месяцы. До обеда как-то время бежало незаметно: то ждали обхода врача, то готовились к обходу профессора Никитенко Александра Михайловича, то проводились всякие процедуры, включая физкультуру или  физиолечение, например, озокеритовые и парафиновые аппликации или просто массажи. Ну, а если назначалось кому рентгенография, то с нетерпением ждали вечера, когда в палату ввозилась вся установка. Результата снимка ждали и врачи, и пациенты, т.к. это означало переход на другую стадию лечения. Например, насколько и как продвинулось сопоставление костей. Если был результат – уменьшался вес груза, подвешенного к ноге.

    💡 А также по теме: