• Принципы медикаментозной терапии ПТСР у детей

    Препаратами выбора для лечения ПТСР являются селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) золофт - с 13 лет 50 мг/сут. При отсутствии эффективности СИОЗС рекомендуется использовать трициклические антидепрессанты: амитриптилин (7-14 лет — 12,5-75 мг/сут в 1—3 приема), анафранил (5—7 лет — 10-20 мг/сут; 8-14 лет —20-50 мг/сут в 2-3 приема), а также ингибиторы МАО (не ранее, чем через 2 недели после отмены других антидепрессантов, через 3 недели после отмены анафранила): пиразидол (8—14 лет — 25—75 мг/сут в 2—3 приема).

    Дополнительно назначаются:

    – при выраженной возбудимости — атаракс (в возрасте 2,5—15 лет — 1 мг/кг в сут в 3 приема); оксилидин (не более 50 мг/сут в несколько приемов); ново-пассит (5—11 лет — по 0,5 ч.л. 3 раза в день; с 12 лет — по 1 ч.л. 3 раза в день; персен (5-11 лет — по 0,5 таб. 3 раза в день; с 12 лет — по 1 таб. 3 раза в день);

    – при выраженной лабильности настроения, эксплозивности, при преобладании диссоциативных или поведенческих расстройств седативные средства (см. выше), рисполепт (0,5-6 мг/сут в 2 приема в зависимости от возраста и выраженности симптоматики); сонапакс (1—5 лет — 1 мг/кг в сут; 5—12 лет — 50—150 мг/сут в 2—3 приема);

    – при бессоннице антигистаминные препараты - пипольфен (3—6 лет — 5—10 мг; 6—12 лет — 10—15 мг на прием) - А.А.Портнова, 2005, с сокращениями.

    А.В.Бархатов, М.В.Бархатов (2007) апробировали на 5 пациентах (4 девочки и 1 мальчик 14±3 лет с острым посттравматическим стрессовым расстройством (помимо рациональной психотерапии - индивидуальной, семейной) препарат пропротен-100 по 5–10 табл./сут. В течение 15±12 суток в зависимости от тяжести состояния. Наблюдалась положительная динамика лечения в виде купирования тревожно-депрессивной симптоматики, улучшения качества сна и обучаемости в школе у 80% больных. Побочных эффектов не выявлено.

    В основе психотерапии лежат возвращение пациента к болезненным переживаниям, помощь психотерапевта в вербализации переживаний, снижение эмоционального напряжения с помощью релаксационных методик.

    У детей наиболее эффективны игры, рисование. Начальной задачей психотерапии считается восстановление способности к игре и высвобождение эмоций пациента.

    Наиболее действенна психотерапевтическая и психокоррекционная работа с девочками, особенно младшего возраста. Мальчики дольше сохраняют более высокий уровень тревоги. Дети, перенесшие физическое или сексуальное насилие, а также побывавшие в заложниках, требуют более длительной, целенаправленной и индивидуальной психотерапевтической работы, чем потерявшие родителей и близких родственников.

    Задача врача — помочь ребенку рассказать о происшедшем, объяснить, что испытывать волнение или скорбь в данной ситуации — естественно. Необходимо внимательно выслушать и постараться понять, что ребенок хочет сказать. Детей младшего возраста нужно научить пользоваться словам «сердитый» и «грустный» и др. для выражения своих чувств. Говоря о трагическом случае, нужно быть честным, давая ясную и точную информацию. Не следует уменьшать степень несчастья, а если ребенку известны трагические детали, не нужно их отрицать. Если у ребенка имеются какие-либо неправильные представления и опасения, то следует разубедить его. Необходимо внимательно выслушать ребенка и поговорить с ним о его опасениях.

    Для того чтобы снизить уровень тревоги, нужно постараться убедить ребенка, что произошедшее с ним является чрезвычайно редким событием.

    Можно сказать следующее: «Сейчас — трудное время для тебя и твоих близких. К счастью, события подобные этому очень редки». Заверения, в том, что теперь он в безопасности и худшее позади, существенно снижают уровень тревоги.

    Необходимо выяснить, считает ли ребенок себя виноватым в произошедшем или винит себя в том, что неправильно себя повел в сложной ситуации, а затем объяснить ему, что его вины ни в чем нет, а таковым было стечение обстоятельств.

    Врач может поделиться с ребенком собственными чувствами. Если врач говорит, что опечален случившимся и показывает свою заботу, это является дополнительной поддержкой и обеспечивает чувство безопасности.

    Родители во время после ЧС должны быть максимально внимательны и заботливы с ребенком, подчеркивать, что любят и поддерживают его. При просмотре телепередач по мотивам ЧС присутствие взрослых помогает ребенку чувствовать себя в безопасности.

    Необходимо научить родителей быть терпеливым, если ребенок задает одни и те же вопросы снова и снова. Они должны понимать, что беседа о трагическом случае — путь совладания с чувствами, которые вызваны психотравмой. Пусть ребенок говорит так много, как это ему необходимо. Чем больше он обсуждает с друзьями и близкими происшествие, тем ему становится легче. Однако не надо разрешать сравнивать себя с другими детьми («почему именно со мной это случилось, ведь рядом были и другие»).

    Родителям не следует обременять детей своими страхами и тревогами. Ребенок учится у них справляться с последствиями психической травмы (А.А.Портнова, 2005).

    ПТСР у детей, утративших связь с близкими людьми, характеризуется тем, что с одной стороны этим детям присуще чувство одиночества, даже когда они находятся рядом с другими людьми; с другой - они испытывают напряжение, нервозность и страх, когда остаются одни. Психотравмированные дети имеют заниженную самооценку, считают себя ущербными, ощущают собственную никчемность. Одновременно они уверены, что окружающие люди недооценивают их. У многих выраженное чувство вины за все то, что произошло с ними и их близкими, они считают, что должны быть наказаны за свои «грехи», но в чем заключается их «грех» определенно пояснить не могут. Почти у всех этих детей отсутствует интерес к чему-либо. Они избегают беседы о физическом и сексуальном насилии в семье, о фактах, связанных с разводом родителей, ситуацией утраты близких людей. Характерны выраженная тревожность, неожиданный и беспричинный страх, болевой синдром, многочисленные соматовегетативные проявления. Подросткам присущи агора- и социофобии. Многие дети испытывают настороженность и враждебность во взаимоотношениях с другими людьми. Мысли о психотравмирующем событии часто приобретают навязчивый характер и сопровождаются навязчивыми воспоминаниями. Сновидения у многих этих детей лишены радостного содержания, порой содержат картины, вызывающие страх, неприятные чувства (Н.Л.Бундало, Е.П., 2005).

    Д.Н.Исаев, Е.В.Войцешко, А.А.Карбасова (2005) в отличие от распространенного мнения показали, что у подростков с легкой степенью умственной отсталости возникают эмоциональные реакции на психотравмирующее событие - как и у интеллектуально сохранных подростков, которые отличаются здоровых длительностью и более серьезным влиянием на все стороны жизнедеятельности. У них после стрессовой ситуации ухудшается успеваемость, снижаются самооценка и социальный статус в группе, что приводит к школьной дизадаптации. Подростки становятся более тревожными, обвиняют себя в событии, вызвавшем печальные переживания. Стойкие, необычные по силе и продолжительности негативные переживания у умственно отсталых детей могут быть различными. В ответ на относительно несерьезную неблагоприятную ситуацию могут возникать кратковременные психогенные реакции. Длительные жизненные трудности нередко приводят к невротическим расстройствам. Трагические события, как правило, становятся причиной посттравматических стрессовых расстройств. Относительная легкость возникновения у умственно отсталых детей психогенных реакций и их неблагоприятное течение требуют профилактики, необходимо создавать для них охранительный режим, разрабатывать медико-педагогического методы, снижающие чувствительность к стрессам, так как их социальная адаптация без поддержки взрослых оказывается безуспешной и нередко приводит к эмоциональным срывам. С целью оптимальной абилитации умственно отсталых детей наряду с интеллектуальным совершенствованием и обучением адаптивным навыкам следует развивать у них эмоционально- волевые качества, что может уменьшить вероятность фрустрации и будет способствовать предупреждению психогенных расстройств.

    У безнадзорных несовершеннолетних трех возрастных групп — 7—10 лет (60 человек), 11—14 лет (202) и 15—18 лет (98 человек) в 228 случаях диагностированы аддиктивные формы поведения, в 92 — легкие когнитивные расстройства, в 61 — расстройства адаптации, а также социализированные и несоциализированные нарушения поведения — соответственно 86 и 66 человек. Во всех случаях эти расстройства сочетались с невротическими явлениями. По мере взросления происходит углубление ситуации социальной и школьной дезадаптации, формируются более тяжелые формы аддиктивного и противоправного поведения и выявляются расстройства влечений.

    Факторами риска возникновения безнадзорности являются наследственная отягощенность психической патологией, отрицательное социально-средовое воздействие в форме отсутствия контроля за поведением со стороны родителей или заменяющих их лиц и высокая частота психических нарушений у самих детей (Ю.Б.Барыльник, 2005)[1].

     

    [1] - как уже указывалось «Особенности клинических проявлений посттравматического стрессового расстройства у детей», описаны в статье Анны Анатольевны Портновой,  опубликованной в книге «Посттравматическое стрессовое расстройство» (М.: 2005). К ней мы еще раз  настойчиво отсылаем заинтересованного читателя..

     

    💡 А также по теме: