• Приговоренная. Часть 1

    Льву Николаевичу Ксениди

    Бескорыстному человеку с открытым сердцем,

    готовому всегда придти на помощь

    и помочь в беде людям - посвящаю

    Татьяна в последние годы, под влиянием многочисленных медицинских телевизионных передач, сообщений прессы и просто от рассказов своих друзей и знакомых, стала тщательно следить за своим здоровьем, внимательно изучать свое тело, приглядываться ко всяким болячкам, изредка проявляющихся в том или ином месте организма. Да и как не обращать на это внимание, если каждый день реклама заставляла народ правильно чистить зубы, жевать жвачку, использовать супервлагопоглощающие прокладки, принимать лекарства от вздутия живота, запоров, посещать различные частные клиники, принимать эффективное лекарственное средство от всяких болезней.

    Особенно телевизионные лекари талдычили о том, что наследственность играет не последнюю роль в возникновении болезни.

    Наследственность же у родителей Татьяны была явно отягощена. Отец умер от онкологического заболевания в молодом возрасте, да и мать скончалась от рака желудка, едва выйдя на пенсию. Ну, как здесь можно было не прислушиваться? Куда ни кинь, всюду нехорошая наследственность.

     Вот и сегодня, утром, она нащупала у себя в левой груди какой-то комочек, размером с горошину, может чуть больше, безболезненную, свободно перекатывающуюся между пальцами. Первая мысль была: «Рак!» Сразу же позвонила на работу и сказала, что сегодня задержится на несколько часов, так как надо идти на прием к врачу. Сотрудники банка, где работала и занимала руководящую должность Татьяна, ничуть не удивились этому. Их начальница следила за своим здоровьем с таким остервенением, что они уже привыкли к ее причудам и не удивлялись частым отлучкам, связанных с посещением докторов и на этот раз не придали этому особого значения.

    Татьяна же побежала в районную поликлинику, где взяла талончик на прием к хирургу, по совместительству работающего маммологом, специалисту по женским грудям и села у дверей кабинета, дожидаясь своей очереди.

    Хирургические больные, да и просто больные, ожидающие времени посещения кабинета, указанного в талончике приема, от скуки каких только историй не расскажут. Относительно здоровый человек, посидев в такой болезненной компании, начнет на себя примерять все симптомы и синдромы болезней. «А, вы знаете? – часто рассуждают такие больные, - у моей знакомой был рак, так она излечилась от него с помощью мухомора»! «А у меня грыжа была, - начнет рассказывать второй, - так знакомая бабка-целительница её с помощью горшка вылечила!»

     Другой пациент предложит использовать какой-нибудь эффективный рецепт в лечении геморроя и доказывать, что ему он очень здорово помог, только непонятно, зачем он ходит к хирургу и принимает те лекарства и выполняет те процедуры, что доктор рекомендовал, а не его собственный. Обязательно найдутся среди больных и такие пациенты, постоянно ругающие врачей, обвиняя их в некомпетентности, в непрофессионализме, взяточничестве, что к ним без подарка или денег не подходи, иначе они тебя и смотреть не будут и обязательно проворонят его болезнь. А сколько историй о халатности врачей, их вредительстве, их тупости. Послушает таких историй посторонний человек и невольно задается вопросом, а может и не стоит ходить ему к врачу?

    Вот так сидела Татьяна, слушала и думала, что никакого подарка не взяла доктору, никого в больнице не знает, да и вообще прилетела в больницу с утра, не надев свой дорогой красивый бюстгальтер, а пришла в повседневной одежде, хотя и очень дорогой и стильной, ведь положение не позволяло ей ходить, как последней Мотре. Еще раз критически оглядела себя со стороны и только подумала, что надо было надеть другой костюм, как из кабинета показалась голова медсестры и назвала ее фамилию.

    Доктор сидел за столом и что-то усердно писал в амбулаторной карте. «Ой, -подумала, Татьяна, -  мужчина. Хорошо, что немолодой, а то было стыдно показывать юнцу свою грудь», а вслух громко поздоровалась. Доктор поднял голову и, посмотрев, на вошедшую, улыбнулся, поздоровался и предложил присесть на свободный стул. «Что вас беспокоит? – спросил он, и, видя, что пациентка волнуется и не решается сказать слова, добавил: «Я, вас внимательно слушаю».

    Татьяна забыла про свою робость и начала рассказывать, что сегодня утром обнаружила у себя небольшую опухоль в левой груди и теперь думает, что, не рак ли у нее. Доктор, выслушал ее не перебивая, иногда уточнял некоторые детали ее заболевания, спросил про родителей и сразу же предложил раздеться, снять верхнюю часть одежды и кивком головы показал на ширму.

    Таня сняла с себя верхнюю одежду и стояла за ширмой, не зная, как ей выходить в полуголом виде или доктор сам придет к ней. Но доктор, встал из-за стола, подошел к ширме и спросил: «Вы, там разделись? Выходите!» Преодолевая свой стыд, Татьяна подошла к доктору и тот у нее спросил: «Покажите то место, где вы обнаружили опухоль?» Таня показала. Увидев, это место, доктор потер ладони, как бы согревая их и осторожно взял грудь двумя руками. Его пальцы осторожно пропальпировали молочную железу, начиная от самого соска до основания груди. По лицу врача Татьяна видела, что он тоже нащупал опухоль и осторожно ее пальпирует. «Не больно? – спросил он у нее, - а так? - слегка надавил на «горошину», - совсем не больно? – повторил он вопрос. Потом доктор стал осматривать правую грудь, потом левую, попеременно пальпируя обе. Закончив обследование, доктор постоял немного, подумал и сказал, что надо сделать маммографию, рентгеновский снимок и некоторые анализы.

    «Я, пока не думаю, что у вас, что-то страшное, но пока все особенные анализы не сделаете, нельзя ни о чем говорить. Сейчас я вам дам направление в онкологический диспансер, где только и делают все необходимые обследования. Вас посмотрят еще специалисты и только потом, мы придем к общему заключению», - сказав, доктор сел за стол и отдал распоряжение медсестре заполнить направление, а сам стал писать в амбулаторной карте. Закончив писанину, он протянул Татьяне направление и рекомендовал не затягивать все исследования и назначил встречу через неделю. «Я, думаю, что если вы сегодня начнете сдавать анализы, то через семь дней, ну максимум десять мы с вами снова встретимся. Вот мое расписание, телефон, позвоните и с анализами на руках ко мне, я вас сразу же приму. А пока, до свидания, сильно не переживайте, пока еще ничего неизвестно и повода для беспокойства у меня нет. Эта обычная процедура, которую мы предлагаем пройти всем больным».

    Татьяна вышла от доктора слегка успокоившейся. Как-то сумел он ей внушить, что бояться ничего особенно не надо. И особых слов не говорил, но почему-то она ему поверила и уже была не так сильно напуганной, как с утра. На работе к ней с вопросами никто не приставал. Ну была в больнице, ну и была. К вечеру она вспомнила, что надо утром сдать анализы и записаться на прием к доктору в онкодиспансере. Позвонив по телефону, Татьяна удивительно легко получила талончик на прием, а главное в обеденное время, что не надо было отпрашиваться с работы, все-таки начальство не очень приветствует отлучки в рабочее время. Болей-то болей, но знай меру, особенно в банке.

    Мужу вечером Таня ничего не сказала, да, что ему говорить, он больше о рыбалке думает, да о работе. Видно уж так устроены мужчины. Только свои болезни признают и хотят, чтобы за ними ходили и ухаживали, когда они занемогут. А про других позаботиться – трава не расти.

    Утром, сдав анализы натощак, пришла на работу и в обеденный перерыв помчалась в онкодиспансер, предупредив всех, что может немного задержаться с обеда по служебным делам. Ее особенно никто не контролировал. Все-таки начальница, но порядок должен быть везде. Иначе все сотрудники разболтаются, беря пример с руководителя.

    В больнице, в этой раковой лечебнице, как ее обычно называют пациенты, было на удивление мало народа. У кабинетов сидели единицы больных, дожидаясь своей очереди. Таня быстро нашла свой кабинет и села у  дверей, ожидая своего вызова. Она приехала на двадцать минут раньше и решила, что спокойно посидит и обвыкнется. Однако, через несколько минут дверь в кабинете открылась, оттуда выглянул врач. «Какой-то раздражительный» - подумала Татьяна, а тот, взглянув на нее, спросил: «Вы, ко мне? – и, не дожидаясь ответа, добавил, - а, что вы тут сидите и не заходите? Особое приглашение надо?» Врач шире раскрыл дверь и знаками показал Татьяне, чтобы проходила в кабинет.

    Прямо с порога доктор потребовал направление, мигом его на лету прочитал и, не доходя до своего стола, приказал: «Раздевайтесь, - немного подумал, еще раз посмотрел направление, добавил, - до пояса».

    В кабинете стояла такая же стандартная ширма, за которой Татьяна разделась и уже без приглашения вышла и подошла к доктору. Тот, вначале внимательно рассматривал ее грудь, как бы оценивая и примеряясь, к чему-то. Потом привычным жестом потер ладони и стал осторожно пальпировать левую грудь. На удивление быстро он обнаружил небольшую опухоль, Татьяна это почувствовала, когда ловкие пальцы доктора нащупали эту горошину. Постояв немного в раздумье, доктор произнес: «Без специальных исследований не разберешь доброкачественная она или злокачественная! Видно придется сделать маленькую операцию и уже, потом решать об окончательном диагнозе».

    Пригласив Татьяну сесть за стол, доктор стал объяснять ей.

    -  Вы, знаете уважаемая, у вас на самом деле есть опухолевидное образование, но мне непонятно, на сколько далеко зашел процесс и какой он носит характер: доброкачественный или злокачественный. К сожалению, доступными нам средствами очень трудно судить о природе самой опухоли. Если она доброкачественная, то делается небольшой разрез под местной анестезией, опухоль иссекается и наступает полное выздоровление. Если же опухоль злокачественная, то операция предстоит сложная. Убирается не просто полностью сама грудь, а все подмышечные лимфоузлы со всеми окружающими тканями. После этого проводится химиотерапия, рентгенотерапия. Процесс выздоровления длительный и лечение надо неоднократно повторять, а иначе никак не выздоровеешь.

    -  А, что надо грудь обязательно целиком убирать, - спросила Татьяна, - как же я буду жить без нее?

    -  Вот, что уважаемая, я сейчас не говорю о сложности операции, - перебил ее доктор, - надо еще сделать все анализы, сто раз все перепроверить, а потом уже будет стоять вопрос об операции. Поверьте, зря мы ничего резать не будем. Давайте сейчас вы пройдете маммографию, потом еще пару исследований, ну, а после мы и решим к какой операции будем вас готовить. Сейчас я вам выпишу направления на исследования. Вот по этим срокам всё пройдете, а потом уже придете ко мне.

    Из кабинета Татьяна вышла в шоковом состоянии. Села на стул и стала перебирать листки направлений. Она только и сумела прочитать в какие дни ей надо приходить в онкодиспансер. Разболелась голова. Ни на какую работу ей не хотелось идти. Она позвонила по телефону и отпросилась у директора  на полдня.

    Придя домой, Таня еще раз внимательно прочитала все листки направлений, рекомендации, какие необходимо сделать перед исследованиями и вдруг, неожиданно для себя заплакала. «А, вдруг опухоль злокачественная? – подумала она, - ведь с раком не живут долго, а у меня еще маленькая дочь. Кто ее будет воспитывать? На мужа никакой надежды нет. Да с его характером, что он сможет сделать? Брату, вдруг ее пронзила мысль, надо срочно позвонить брату. Он всегда поможет и сделает всё невозможное, что только будет в его силах». 

    Набрав номер телефона брата, она вдруг вспомнила, что Левы сейчас нет в городе, он еще вчера предупреждал, что уедет по своим делам в область и его не будет несколько дней. Но телефонную трубку подняли, послышался голос его жены.

    -  Алло, это ты Нина? Привет! Лева дома?

    -  Здравствуй Таня! Его нет, он уехал на несколько дней. А, что случилось?

    -  Да, так, ничего, - подумала и решила ничего не говорить Татьяна, - пускай он мне позвонит, как приедет.

    Родственницы еще поговорили немного о всяких домашних пустяках и на том закончили свой разговор. О своей болезни Татьяна так ни словом и не обмолвилась. Решила дождаться брата.

    Мужу она тоже ничего не сказала, подумала, пока не пройдёт все исследования раньше времени не посвящать в свою тайну. Через несколько дней приехал брат, позвонил ей и она попросила его с ней встретиться. И как бы между прочим, сказала, что проходит обследование в онкодиспансере и пока ничего не может сказать определенного. Лёву её слова насторожили, но он, ни о чем серьезном не подумал и только предложил ей ускорить все обследования. Таня отказалась от его помощи: обследования и так были не сильно растянуты по времени.

    Так в течение недели Татьяна полностью обследовалась и записалась на прием к доктору в онкодиспансере. Уже зайдя в кабинет, она увидела, что врач листает историю болезни, просматривает анализы, результаты ее обследований и с недовольной миной качает головой. Потом оторвавшись от бумаг, доктор поздоровался с ней, предложил раздеться, как в прошлый раз, опять мял-пальпировал её левую грудь, очень тщательно ощупывал подмышку, шею и, закончив свои манипуляции, помыл руки и, вытирая их полотенцем, сел за свой стол.

    После недолгого раздумья врач произнес:

    -  Мне не совсем понятен диагноз вашего заболевания, - сказал он, - по анализам я вижу одно, при осмотре другое. Я не могу точно представить всю клиническую картину. Вроде бы опухоль доброкачественная, но ряд симптомов говорит об обратном. Такой вот интересный случай. Без биопсии видно нам обойтись не придется.

    -  А, что такое биопсия? – спросила Татя.

    -  В операционной у вас возьмут кусочек опухоли и гистологически исследуют. Другими словами обследуют под микроскопом. Если не найдут злокачественных клеток, то через этот разрез опухоль и уберут всю, а если найдут, то вам предстоит большая операция, под общим наркозом, в течение нескольких часов. С грудью придется распрощаться. Но на данный момент времени медицина просто не знает другого метода лечения. Не будем о грустном. Ваши шансы, примерно 50 на 50. Не надо раньше времени отчаиваться.

    -  Анализы выходят плохие? – спросила Таня.

    -  Анализы, как раз хорошие, - утешил ее доктор, - но вот клиническая картина мне немного не нравится. Подмышечный лимфоузел почему-то увеличился, - как бы про себя проговорил доктор, и, спохватившись, добавил, - вот вам направление на госпитализацию в стационар. На обратной стороне памятка, что необходимо вам с собой взять в больницу. Ну, до встречи.

    (продолжение следует)

    💡 А также по теме: