• Паразит. Часть 22. Новая оболочка (Часть 2)

    Хабаровский Институт Особо Опасных Инфекций. Наши дни.

    Подполковник схватил Михаила за плечи, тот снял перчатки, выхватил, лежащий в лотке скальпель зашипел, обойдя за спину военного держа у горла опасный инструмент:

    -Будешь дергаться- башку отрежу!

    -Михаил, вы это чего?- заикаясь промолвил полковник.

    -Ничего, через три дня я сам вас отпущу, а пока зовите сестру и только без фокусов, уж скальпелем я работать умею!

    Тот покорно позвал сестру.

    Забежавшая девушка в ужасе отшатнулась.

    -Тебя как зовут?- приказным тоном, спросил Михаил.

    -Марина.

    -Так Марина, садись за стол и записывай, - девушка покорно уселась.

    -Миша, ты чего творишь, это же уголовщина! Отпусти меня и мы забудем это как недоразумение. В режимном объекте, если вред идет предприятию, будут уничтожать любого, так что и меня с тобой завалят, если того потребует ситуация.

    -Мне уже пох, без Васи я никуда не уйду. Будем ждать новостей от Владимира, а пока будем продолжать лечение.

    -Ну так ты бы и сразу и сказал, давай я дам новое распоряжение и твоего друга опять введут в гипотермию.

    -Ага так я тебе и поверил, ну хватит разговоров! Марина записывай.

    Та стала под диктовку записывать требования, переступившего черту Михаила:
    1. Оставить недельный запас препаратов, на Василия.
    2. Сутки должна сестра быть рядом, для поддержания состояния гипотермии.
    3. Две упаковки новокаина.
    -Это для анестезии, я же террорист какой, пальцы буду отрезать под анестезией, в случае неповиновения.
    Полковник нервно дернулся. Пот градом заструился по широкому бледному лицу.
    4. Две пары наручников.
    5. Недельный запас продовольствия, готового к употреблению. Воды.
    6. Ящик хорошего коньяка, нет, лучше два! Только не вздумайте отравить его, полковник вначале все распробует!
    7. Игральные карты, времени у нас много будет, так что это нас займет.
    8. Табельный пистолет Макарова.
    9. Скотч, туалетная бумага и другие туалетные принадлежности.

    -Тебе это даром не пройдет щенок!

    Миша с размаху двинул левой рукой офицера, отлетевший шлем противобактериальной защиты, обнажил на глазах увеличивающееся и превращающееся в вареник ухо. Несчастный уныло заскулил.

    -Так продолжим.- на шум вбежали доктора.

    -Все вон!- закричал Михаил.- Вон от сюда, я ему сейчас башку отрежу!!!

    Те глянули на подполковника, он закивал и попросил слушаться обезумевшего.

    -Так все, уходи! Я ему ничего плохого не сделаю, передай своим, что через три дня я сам сдамся,- усталым голосом произнес Михаил.- Но если начнут штурмовать, я убью этого и себя! Мне просто нужно три дня, не делайте глупостей, и я его отпущу!
    Девушка удалилась.

    Комната оказалась для условий баррикады очень удачной. Это был операционная комната, повсюду кафель, окон не было, поскольку подвальное помещение. Единственная тяжелая железная дверь, позволяла отгораживаться от остального мира наглухо.
    Временно связав бельём подполковника к батарее, Михаил упал на железный табурет, опусти руки, прошептал:

    -Хоспади, шош я делаю? – но отступать было поздно, Василий стал просыпаться, начал мотать головой, благо тело было надежно фиксировано к стенкам гипотермической камеры.- Вася, Вася, очнись, ты узнаешь меня?- но тот лишь безумно мотал головой, пытаясь выплюнуть эндотрахеальную трубку изо рта.

    Подбежал к двери и стал долбить, прокричал:

    - Эээ душегубы, зовите Марию с препаратами, да побыстрей, иначе я начну отрезать пальцы без новокаина!

    Через пять минут зашла трясущаяся мед сестра. Оценив обстановку, набрала в шприц тиопентал и ввела пациенту, тот сразу затих.
    -Марина, ты давай меня скоренько проинструктируй и уходи.

    Та стала объяснять по порядку, что и как вводить, благо карта интенсивной терапии на месте. Сложного для врача ничего не было, с реанимационной палатой знаком не понаслышке. К терапии добавил лишь дополнительное зондовое питание, уж больно истощен был пациент. После отпустил.

    Спустя час, исполнили все требования террориста.

    -Нууу Владимир Витальевич не грустите, все путем, давайте по одной тяпнем, - уже более ласково произнес Михаил, пристегивая несчастного к трубе,- извини, но пока доверия к вам нету, вот осилим литра три паленого коньяку, тогда посмотрим.
    И уже к вечеру того же дня, алкоголь побратил противоборствующие стороны и охрана с удивлением слушала фальшивое пение из двух глоток.

    💡 А также по теме: