• Глава 11: Окончательный диагноз (часть 2)

    От имени президента

    В России власти напоминают горе-врача, который не спешит к больному, хотя тот отчаянно взывает о помощи. Этот «доктор» чаще ограничивается успокоительными жестами: мол, не волнуйтесь, вытрите пот со лба, перевернитесь на другой бок... На горизонте кризис и совсем недалеко — катастрофа. И она произойдет, если власть не изменит своего отношения к медицине. 

    До сих пор я мысленно обращал взор назад и рассказывал о том, что было. Теперь мне хочется пригласить читателя вместе помечтать о будущем нашей медицины. Мне удалось создать крупную первоклассную клинику, помогающую тысячам больных. Но ведь в масштабах России — это капля в море. Как добиться, чтобы все граждане могли свободно пользоваться плодами научно-технической революции, которая буквально преобразовала нашу профессию за последние десятилетия? Решить такую гигантскую задачу отдельные энтузиасты не могут, как бы талантливы они ни были. Здесь нужен координированный, государственный подход. Иногда я думаю: эх, стать бы хоть на несколько дней Президентом России, уж я бы такого шанса не упустил! И вот я уже слышу свое обращение «К гражданам России»: 

    «Ситуация со здоровьем нации внушает серьезную тревогу. Ежегодно в стране только от сердечно-сосудистых заболеваний умирает миллион человек. Это составляет более половины всех смертей. На долю болезней системы кровообращения приходится приблизительно 43 процента всех случаев инвалидности. Экономический ущерб, который наносят стране эти болезни, — около 30 миллиардов рублей. Можно привести и другие характерные цифры: с января по сентябрь 2004 года число россиян уменьшилось на 500 с лишним тысяч человек. Возросло число летальных исходов от недугов, связанных с органами дыхательных путей и пищеварения, а также инфекционных и паразитических болезней. По сути дела — это террор болезней, угрожающий существованию России. Это враг, и ему необходимо дать действенный отпор. 

    Быть может, у нас нет квалифицированных и знающих врачей? Нет, специалистов, владеющих новейшими методами исследований, способных делать операции на высоком, современном уровне, достаточно. Но подавляющее большинство населения лишено возможности обследоваться и лечиться на подобном уровне. Ведь в России, по официальным данным, 44 миллиона живут за чертой бедности. Где им взять деньги на лекарства, в основном импортные, а оттого исключительно дорогие? Не по карману очень многим и лечение... Это жестокая правда. 

    Но неужели надо все, буквально все покупать за границей? Если бы существовали отечественные аналоги лекарств и приборов, то стоили бы они на порядок дешевле импортных. Одна из причин этой порочной практики заключается в желании некоторых чиновников заработать нечестным путем: просто они берут комиссионные за каждый крупный контракт на поставку препаратов. Зачем им нужен недорогой российский инсулин, если можно нажиться на иностранном? По той же причине за границей приобретаются стенты — протезы для сосудов и катетеры для онкологических больных, а также многое-многое другое. В результате страдают граждане, впустую тратится валюта, которую следует использовать действительно по назначению. 

    Небольшая страна, естественно, не может собственными силами производить все необходимое для медицинского обслуживания своих граждан, и потому она вынуждена многое покупать за границей. Но наша гигантская страна так поступать не имеет права. Я считаю, что назрела необходимость возрождения Министерства медицинской промышленности, которое должно заняться производством современной медицинской техники и новейших высокоэффективных лекарств. Их стоимость будет на порядок ниже того, что мы вынуждены сейчас платить загранице. 

    Нельзя признать нормальным и то, что в большинстве отечественных лечебных заведений единственным методом исследования сердца остается электрокардиограмма. Кто сосчитал, сколько людей — молодых, полных сил — погибло потому, что им не был своевременно поставлен диагноз? Между тем, проблема эффективной диагностики ишемической болезни сердца решается просто — с помощью коронарографии. Правда, чтобы ликвидировать дефицит этих специальных аппаратов, государству придется найти 50—60 миллионов долларов. 

    Да, сумма немалая, но крайне необходимая. Для этого государство должно использовать свой организационный ресурс. Возможно, есть смысл обратиться к коммерческим структурам, которые могли бы вложить средства в развитие новых медицинских технологий. 

    Другая государственная задача — распространить новейшие методы лечения далеко за пределы столицы. Конечно, сложностей здесь много — и создание в регионах соответствующей клинической базы, и обучение специалистов. Но это проблемы решаемые, если будет поставлена цель: спасти жизни сотен тысяч наших сограждан. 

    Считаю нужным предложить введение медицинских паспортов, в которые будут вноситься необходимые данные о состоянии здоровья каждого. Предлагаю с помощью общественных медицинских организаций и Министерства здравоохранения и социального развития разработать стандартные схемы исследования больных различных категорий. Чтобы начиная с определенного возраста каждый житель страны один раз в год получал возможность делать определенные исследования организма и мог один раз в полгода сдавать необходимые анализы. Это помогло бы диагностировать заболевания на ранних стадиях и быстро принимать необходимые меры по их лечению. 

    Нужно открывать специальные медицинские кабинеты, где люди получали бы необходимую и, главное, бесплатную информацию. Она должна публиковаться в газетах, звучать по радио, телевидению. Необходимо сделать постоянными выступления медиков в СМИ, где они рассказывали бы о передовых технологиях, новых методиках, как это принято за рубежом.

    Должна, наконец, эффективно заработать система медицинского страхования, чтобы человек, если его настигнет болезнь, не приходил в отчаяние оттого, что ему не хватает денег на лечение или операцию, а мог спокойно заняться собственным здоровьем…» 

    Конечно, с подобной речью надо выступать не врачам, а президенту. Если бы такое произошло, это было бы первым большим выступлением главы Российского государства, посвященным здоровью граждан и проблемам здравоохранения. До этого императоры, генеральные секретари и президенты говорили о чем угодно: об экономике, политике, армии, культуре. Но их не заботило, хватит ли на это у народа сил и, главное, здоровья…

    Не копите на похороны!

    Среди множества напастей, подстерегающих россиян, лидируют заболевания сердца и сосудов. Главный убийца среди них инсульт, который уносит в могилу и старых и молодых. Он настигает примерно 500 000 (!) россиян в год. По численности это большой город, в котором нет здоровых, только больные и мертвые. Там только два заведения: больница и кладбище... 

    Наша клиника начала программу «СТОП-инсульт». Как можно понять из названия — для борьбы с этим страшным недугом. Сотни людей прошли необходимые исследования, получили рекомендации кардиологов и невропатологов и, надеюсь, убереглись от тяжелых последствий. Это замечательно. Но сколько осталось в неведении, сколько продолжают жить, не ощущая надвигающейся опасности? Скольким, наконец, суждено стать инвалидами, погибнуть? И этот конвейер бедствий можно остановить, если подобную программу распространить на всю Россию... 

    В России есть традиция — откладывать деньги на похороны. Не вижу в этом большого смысла: умершего уж как-нибудь проводят живые. Ну, а будут ли проводы богатыми или скромными, несчастному уже все равно. Куда разумнее копить на жизнь — нормальную и, по возможности, здоровую, с ее большими и маленькими радостями. 

    В принципе, для этого даже и не надо ждать милостей от государства. Заранее простите, что повторяю уже известные, незыблемые истины. Надо только хоть немного сдерживать себя в порочных желаниях: не объедаться, точнее, извините, не обжираться; если уж не покончить с алкоголем и табаком окончательно, то хотя бы сократить дозы их потребления. Одно это замедлит появление болезней. А если к тому же почаще ходить пешком, бывать на природе, плавать, заниматься физкультурой, тогда появятся шансы и вовсе стать долгожителем. Кажется, все просто... 

    Чуть не забыл про еще одно бесплатное, но исключительно полезное лекарство — секс. Исследования показали, что он благотворно влияет на общее состояние организма. Когда человек бодр, работоспособен, любит и любим, это и есть настоящая жизнь, высококачественная. Ею можно наслаждаться и в семьдесят, и в восемьдесят лет. Но при этом не надо забывать мудрый афоризм: «Ничто так не укорачивает путь к инфаркту, как бег налево…» 1 

    Вспомню о людях немолодых и не очень здоровых, нуждающихся в поддержке больше других. В ЦЭЛТе разрабатывается программа, которая должна им помочь. Упоминаю о ней не только потому, что инициатива — и, согласитесь, неплохая — исходит от врачей нашей клиники. Почему бы подобную программу не внедрить во всех медицинских учреждениях страны? Ведь проблема пожилых людей исключительно актуальна для всей России. И ее надо решать! 

    В нашей программе — профилактика и лечение болезней пожилых людей: слепоты, глухоты, остеопороза. Одна из распространенных причин смерти — перелом шейки бедра. Однако умирают чаще не от самого перелома, а от его последствий — тяжелой пневмонии, пролежней, интоксикации, инфекций. Кроме того, в преклонном возрасте увеличивается вероятность онкологических патологий и ишемической болезни сердца. Еще одно направление, которое будет включено в программу, — адаптация пожилых людей к окружающей жизни. К сожалению, они обычно чужие на этом «празднике жизни». 

    Старость… Грустно и больно, когда она приходит. Но с этой настойчивой гостьей ничего не поделаешь — является без предупреждения. Закрыть перед ней дверь невозможно, однако не надо ее широко распахивать, а это достаточно просто: рецепт смотри выше — не переедать, не злоупотреблять, заниматься физкультурой. 

    Вообще, у любого человека два возраста: фактический, или паспортный, и тот, на который человек себя ощущает, — биологический. Идеально было бы второй «сделать» намного меньше первого... Лично я в свои 60 с «большими копейками» чувствую себя вполне сносно и не представляю своей жизни без работы. Между прочим, десять лет назад мое состояние было хуже, чем сейчас. 

    Впрочем, понятно, что фактический возраст — это неотвратимо стучащие часы: как ни «чини» их, все равно когда-нибудь остановятся. Но человек запрограммирован на долгую жизнь: 100 и более лет, а поэтому рубеж в 80 и даже 90 не может считаться каким-то фантастическим, запредельным.

    💡 А также по теме: