• Англичанин из Гонконга (Письмо первое)

    С Александром Лоуренсом мы познакомились летом 1969 года. Он возвращался в Англию для продолжения учёбы в Медицинской школе Бристольского Университета. Направлялся из Гонконга, где жили его родители, морским путём через Японию. Иностранные туристы тогда в большом количестве не реже двух раз в месяц прибывали на крупных судах в Находку. Там пересаживались на специальный туристический поезд «Находка-Хабаровск», чтобы уже из Хабаровска на самолётах или поездах отправиться в Москву. Ну а я входила в группу студентов-медиков, которые в белых халатах поочерёдно изображали медслужбу поезда, изредка давая таблетку от головной боли или измеряя АД, в общем-то, здоровому вполне контингенту. Денег мы за это не получали, но зато имели возможность от души наговориться по-английски с носителями языка. Для Интуриста же это был элемент престижа: нигде на поездах этого нет, а у нас – всегда окажут помощь.

    Я обратила на него внимание перед посадкой в поезд. Высокий, очень худой юноша с футляром для музыкального инструмента в руках (это была скрипка, с которой он не расставался) стоял в группе артистов балета Кировского театра, возвращавшихся из гастролей по Японии, и оживленно беседовал. Позже, когда я «делала обход» по всему поезду, интересуясь самочувствием пассажиров и улыбаясь направо и налево, он стоял у окна в коридоре и, когда я поравнялась с ним, что-то спросил на очень правильном и потому понятном для меня английском языке. Мы разговорились. Это была одна из первых моих поездок, опыта общения на английском языке было немного: до этого приходилось разговаривать с австралийцами, американцами, речь которых существенно отличалась от той, которую нам преподавали. Поэтому слыша чистейшее произношение, я обрадовалась случаю, да и сам молодой человек был очень симпатичен – с глубокими внимательными голубыми глазами и приятной улыбкой. Он назвался Алексом (сокращенно от Александра), моё имя на английский переводится как Хелен и я обычно предлагаю называть меня либо так, либо, что больше по-русски , Алёной.

    Оказалось, что он тоже студент Медицинского Университета (у нас тогда был мединститут) и тоже закончил третий курс. Сразу возникло множество вопросов, но было уже поздно, мне надо было пройти ещё пару вагонов, и мы договорились встретиться утром, благо поезд прибывал в Хабаровск в одиннадцатом часу.

    А утром он появился в моём вагоне в сопровождении двух русских молодых парней и сказал, что его другу, директору Кировского театра (!) нужна помощь: он нечаянно поранил палец, а перевязывающих материалов под рукой не оказалось. Прихватив свою немудрёную аптечку, я пошла с ними. Травма была совершенно незначительной, скорее, - предлог для знакомства. Немного посидели в купе у директора, выпили по глотку шампанского, он подарил мне визитную карточку и приглашал приходить на спектакли. Карточка эта долго у меня хранилась среди старых бумаг как сувенир (не представляла, что смогу ей воспользоваться) и всё–таки куда-то исчезла со временем. Фамилию его я забыла, да и неважно это. А вот Алекс с ним позже встречался, о чём и написал в одном из писем.

    Ну, а тогда, в Хабаровске у нас было около двух часов времени: у Алекса был самолёт до Москвы. А на это свободное время он давно заказал индивидуальную экскурсию в краеведческий музей. Расставаться нам совсем не хотелось, но что делать? Прошлись по центральной улице Хабаровска, попробовали мороженое и разговаривали. Мы как-то сразу попали на одну волну, чему, конечно, способствовало совпадение по возрасту и будущей профессии. На экскурсию Алекс попросил экскурсовода взять меня, та смерила оценивающим взглядом и без особой охоты согласилась. А выглядела я в то лето без белого халата совсем юной в простом коротком платьице голубого цвета в чуть заметную клетку, скроенном по косой и украшенным белым воротничком. Время пролетело быстро, прощались за руку, хотя он сделал неудавшуюся попытку меня приобнять и поцеловать (ну разве можно на второй день знакомства?). Обменялись адресами.

    Выждав недели две, я написала первой. О чём? Меня, конечно, очень интересовало, как и чему обучают английских студентов – медиков, и я послала свой учебный план за первые три года обучения. Вторая точка пересечения интересов – это литература. Мы не успели при встрече обменяться предпочтениями в этой области, но то, что Алекс весьма начитан, чувствовалось. Позже он написал, что его отец – известный журналист в Гонконге. В те годы ниша современной английской литературы у нас была заполнена произведениями Джеймса Олдриджа, я недавно прочла «Сын земли чужой - об иностранце, волею судьбы оказавшемся в Советском Союзе. Роман произвёл на меня впечатление, и я поинтересовалась, слышал ли о нём Алекс. Тогда я не подозревала, что Д. Олдридж прокоммунистически настроен, и потому активно издаётся в нашей стране.

    Через месяц почта принесла узенький голубой конверт из Англии. Бумага была плотной, но очень тонкой, почерк читаемый, ну а содержание я привожу ниже. Так началась наша дружба на расстоянии.

     

    Письмо первое

    с/o University of Bristol Studentʹs Union

    Queenʹs Road,

    Bristol 8

    22ndOctober 1 969г

    Dear Алёне,

    When I came back to my uncleʹs house I was so happy to find a letter from you. But I am ashamed to say that even so soon after leaving Russia I could not understand the Russian without the help of a dictionary. It is very lucky for me that you write English so well, even there are some mistakes. I had wanted so much to reply in Russian, but during the last weeks I have been distracted by new and absorbing medical studies and also looking for the flat in Bristol. Accommodation is a problem. I have found a very nice home in the centre of Bristol. But we are having to wait so long to have permission to move in from owners. In the meantime I am sleeping on friendʹs floors and dreaming of my holidays.

    I think of Russia so often. Tonight I went on board a Russian ship from Archangelsk. My poor Russian was a source of embarrassment to me and the sailors were not too anxious to talk. But there was a film, an adventure story – Новые приключения неуловимых – and I played some chess, and their own conversation helped to remind me of what I once knew.

    When I have my own home in Bristol, if not before, I will study Russian seriously again.

    My memories of Russia are so happy. It is not right really that my home is in England. I live and study here, but my heart is far away. When I left my parents in Hong Kong then I was giving up my home.

    I am very interesting in your curriculum. Our exams which are in June are different. In the first year I took Biochemistry, Cell Biology and Anatomy, Cell Biology and Physiology, and Behavioural Science. In my 2ndyear Physiology, Anatomy, Pharmacology, Pathology and Bacteriology. You see that we are neither taught nor examined in non medical- subjects which I think is a great pity.

    I have asked many people and enquired in several bookshops after James Aldridge, but he is not well-known in England. In a list of his published works the closest title to your “Son of foreign land” is “The last exile”. Please tell me something about the story so that I obtain the correct boor. I will read it and tell you my impressions. Of Russian writers, Tolstoy, Dostoevsky, Chekhov, Gogol, Turgenev, Goncharov, Lermontov are well-known and easily available in good translations. But Block, Esenin, Ostrovsky, Sholokov do not seem to have been translated. What do they write about?

    There is a Medical School magazine of which I am one of the two editors. At the moment I am very occupied with writing articles and publishing the magazine. But although it is firing it is very exciting to think that one may be producing something worthwhile and valuable.

    In a little while I will write to you again and send you some books. I am sorry that this letter has not come earlier and that is all in English, but I am sure that you can follow it all. I hope that you are well, and look forward very much to your next letter.

    With my best wishes from England,

    love Alex

    Your English has two main mistakes^

    1. Tenses of verbs. For example “As you guess Iʹd wanted to have the same of yours”. That should be “As you guess I would like to have the same from yours.
    2. Use of articles. This must be naturally difficult because Russian does not have articles. But whenever you’re your noun of object is a particular distinguishable there must be an article. Only nouns in abstract do not have articles.

     

    Перевод

    22 октября 1969г

    Дорогая Алёна,

    Когда я вернулся в дом дяди, то был счастлив найти письмо от тебя. Но мне стыдно сказать, что даже сейчас, недавно оставив Россию, я не мог понимать русский без помощи словаря. Мне очень повезло, что ты так хорошо пишешь по- английски, хоть и с некоторыми ошибками. Я очень хотел ответить на русском, но последние недели я был поглощён новыми медицинскими предметами и одновременно поисками квартиры в Бристоле. Жильё – это проблема. Я нашёл очень симпатичную квартирку в центре Бристоля, но мы должны ждать довольно долго, чтобы получить от хозяев разрешение на въезд. А пока я сплю на полу у друзей  и вспоминаю каникулы.

    Я думаю о России очень часто. Вчера вечером я пошёл на борт русского судна из Архангельска. Мой бедный русский был для меня источником неловкости, а моряки не были слишком расположены к беседе. Но там был фильм, приключенческая история «Новые приключения неуловимых» – и я немного поиграл в шахматы, а их речь напомнила мне то, что я недавно узнал. Когда у меня будет собственное жильё в Бристоле, если не раньше , я опять буду серьёзно учить русский язык.

    Я так счастлив, вспоминая Россию. На самом деле мой дом не в Англии. Я живу и учусь здесь, но моё сердце далеко. Расставаясь с родителями в Гонконге, я оставил там свой дом.

    Меня очень заинтересовал твой учебный план. Наши экзамены в июне другие. В первый год я изучал Биохимию, Цитологию и Анатомию, Физиологию и Деонтологию. Во второй год- Физиология, Анатомия, Фармакология, Патология и Бактериология. Как видишь, мы не изучаем и не экзаменуемся по немедицинским предметам – и это очень жаль.

    Я спрашивал многих людей и рылся в нескольких книжных магазинах в поисках Джеймса Олдриджа, но в Англии он мало известен. В перечне его опубликованных книг ближайшее название к твоему «Сын земли чужой» - «Последний изгнанник». Пожалуйста, напиши мне что-нибудь о содержании этой книги, чтобы я мог её получить. Я прочитаю и расскажу о своих впечатлениях. Русские писатели Толстой, Достоевский, Чехов, Гоголь, Тургенев, Гончаров, Лермонтов хорошо известны и легко доступны в хороших переводах. Но Блок, Есенин, Островский, Шолохов, кажется, не были переведены. О чём они пишут?

    У нас есть журнал Медицинской школы, где я один из двух издателей. Сейчас я очень занят написанием статей и публикацией журнала. Очень воодушевляет и волнует мысль о том, что ты создаёшь нечто стоящее и ценное.

    Скоро я опять тебе напишу и пошлю несколько книг. Прости, что это письмо не пришло раньше и что оно не всё на русском, но я уверен, что ты всё поймёшь и предвкушаю твоё следующее письмо.

    У твоего английского две главных ошибки.

    1. Времена глаголов;

    2. Использование артиклей. Естественно, это трудно, поскольку в русском языке нет артиклей. Но когда существительное конкретно известно д.б. артикль. Только абстрактные существительные не имеют артиклей.

    💡 А также по теме: