• 1. Зарисовки со «скорой». Просматривая телепрограммы

    Зарисовки со «скорой».

     

    Просматривая телепрограммы, где часто стал затрагиваться вопрос о российской медицине, невольно вспомнила прежнюю и, в частности, «Скорую медицинскую помощь». Часто слышишь, что «скорая» нередко становится «запоздалой» помощью и оправданий тому находится немало.

    Я стала интересоваться историей возникновения скорой медицинской помощи. Стала искать различные материалы, читать и уверена, что и тебе, читатель, это будет интересно знать.

    Есть пословица: «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Она говорит о человеческой беспечности до поры, до времени. Что-то должно было произойти, чтобы человек сделал ещё один шаг в спасении самого себя.

    Таким громом послужили события 1881 года, когда 8 декабря в Вене случился пожар в театре комической оперы. Погибло 479 человек, и эта картина представляла ужасающее зрелище. Перед театром на снегу валялись сотни обожженных людей, многие из которых были ещё и травмированы от падения. Пострадавшие свыше суток не могли получить никакой медицинской помощи, несмотря на то, что в Вене было много первоклассных клиник. На следующий день профессор-хирург Яромир Мунди, который был на месте трагедии, приступил к созданию Венского добровольного общества. Этим обществом были организованы пожарные команды и станции скорой медицинской помощи для пострадавших от несчастных случаев.   

    Мир убедился в полезности и необходимости таких станций и за короткий срок в других европейских государствах стали возникать подобные станции.

    В Российской империи первая станция скорой помощи возникла в 1897 году в Варшаве. Затем примеру  Варшавы последовали города Лодзь, Вильно, Киев, Одесса, Рига. Чуть позднее станции стали открываться в Харькове, Санкт-Петербурге и Москве. Появление карет скорой помощи на московских улицах можно отнести к 1898 году. До этого пострадавших доставляли в приёмные покои при полицейских домах. Медицинский осмотр отсутствовал. Часто люди с тяжёлыми телесными повреждениями часами находились без надлежащей помощи в полицейских домах. Сама жизнь требовала создания  карет скорой помощи. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Право вызова скорой помощи имели только: полицейский, дворник, ночной сторож. Первоначальная «скорая» обслуживала только несчастные случаи на заводах и фабриках, улицах и случаи в общественных местах. С первых дней сформировался тип бригады – врач, фельдшер, санитар, который дошёл до наших дней. Для целесообразного использования бригад и транспорта была введена должность старшего дежурного врача. Должность сохраняется до сих пор. К 1912 году в Москве Обществом Скорой помощи на собранные частные средства куплен первый санитарный автомобиль.

     

    В конце 60-х, начале 70-х годов ХХ века в N-ском областном центре с 500 тысячным населением была одна станция скорой помощи. Располагалась она в одноэтажном старом здании, некогда принадлежащем купцу третьей гильдии. Внутри здания располагались: кабинеты главного врача, начмеда, старшего  фельдшера, процедурный кабинет, аптека, столовая, диспетчерская, хозкомната, где  висели отглаженные халаты для медперсонала и три комнаты отдыха – для врачей женщин, для врачей мужчин и «шоферская». Но об этих комнатах, вернее, об отдыхе персонала будет упомянуто ниже.

    Кроме парадного входа в здание был отдельный выход во двор,  где стояли машины в ожидании вызова. О подвижном составе поговорим позже. Начнём, не торопясь, по порядку.

    Мой первый трудовой день совпал с трауром по поводу кончины главного врача этой станции скорой помощи, Карповой Г.А. Сотрудники рассказывали, что она страдала бронхиальной астмой. Но накануне она затянула приступ. Будучи главным врачом, не вызвала свою скорую помощь, а сама не справилась, что и привело к печальному концу.

    Возглавил скорую помощь Фельдман Марк Давидович (от автора – все фамилии и имена вымышленные).

    Главного все уважали и в какой-то степени побаивались. Со всеми он разговаривал на равных, но когда надо, мог и строго отчитать. Не нравились ему взаимоотношения между сотрудниками и часто на пятиминутках он говорил:

    - Что за панибратские отношения? Водитель кричит врачу через весь коридор: «Эй, ты, Галя, Маша, Валя, Толик, Васёк..»

    А, по сути, ведь он был прав. Строгое соблюдение субординации между сотрудниками является залогом хорошей работоспособности всего коллектива. Но такие отношения были, может из-за того, что возраст персонала был молодой?!

    Почти на каждой планёрке Марк Давидович напоминал врачам:

    - Выезжая на вызов, помните, что за вашей спиной всегда стоит прокурор.

    И в этом он тоже был прав. Только и слышишь – сколько судебных дел открыто пациентами, недовольными работой врачей, или заводятся разбирательства по поводу врачебных ошибок.

    Наш главный был человеком отзывчивым. Знал о жизни каждого сотрудника и чем мог, помогал. У врача Натальи Ивановны 11-ти месячная дочка поставила горячий утюг на ручку. Ожог был глубокий, довольно обширный. Неоднократно Марк Давидович сам приезжал домой к врачу, осматривал ручку ребёнка, давал советы. Или во время дежурств интересовался:

    - Как себя чувствует Алёнка? Есть что-нибудь нового?

    Однажды, увидев Наталью Ивановну в коридоре, попросил зайти в его кабинет. Удобно расположившись на чёрном кожаном диване, врач рассказывала своему главному врачу:

    - Уже не знаю, что делать. Все наши медицинские методики, можно сказать, не помогают. Прошло шесть недель, а признаков заживления никаких.

    - Как сейчас выглядит ручка вашей дочки?

    В это время в кабинет вошёл новый начмед, молодой, высокий, худощавый человек. Наталья Ивановна видела его впервые. Звали его Александр Александрович Васильев. Поздоровавшись кивком головы, тихо занял место на диване рядом с Натальей Ивановной. Тем временем врач продолжала своё повествование:

    - Никаких нагноительных процессов нет. Но и заживления я не вижу. Место ожога имеет желеобразный вид, вокруг незначительная гиперемия и отёчность.

    Александр Александрович, молча, внимательно слушал беседу коллег. Потом вдруг заговорил и он:

    - Наталья Ивановна, я знаю один народный метод лечения ожогов. Его результативность наблюдал сам на своей соседке. Если позволите, то я охотно расскажу о нём.

    - Конечно. Очень буду благодарна.

    И начмед подробно рассказал об этом способе лечения. Наталья сделала всё, как рекомендовал он. Результат не замедлил проявиться. Наутро гиперемия и отечность исчезли, а через неделю на руке была молодая кожица. Этой методикой впоследствии воспользовались многие люди.

     

    Есть такая наука «социальная гигиена и организация здравоохранения». Давно, ещё в начале 80-х годов, учёные мужи подсчитали, что для нормальной работы службы «03» необходима одна бригада на 10 000 населения. Разделим 500 тыс. на 10 тыс. и получим цифру  50. Реально было бригад в 5 раз меньше. Отсюда и низкая скорость и качество обслуживания. Медицинский штат укомплектовывался врачами, фельдшерами а, в летнее время, старшекурсниками мединститута.

    Однажды в бригаде на должности врача был студент, а в помощниках молодая фельдшерица. Прибыв на место вызова, увидели такую картину. Пострадавший  был пожилым человеком. Скорую помощь вызвала его дочь. Оба находились в сильном алкогольном опьянении. Как позже выяснилось, отец сожительствовал с дочерью. В тот день  дочь стала приставать к отцу, требуя от него секса. Но мужчина есть мужчина: всегда хочет, но не всегда может. На этой почве разгорелся грандиозный скандал. В порыве гнева женщина схватила его за пенис (половой член), рванула так, что сняла всю кожицу с члена. Махнула рукой, чтобы выбросить, но кожа отлетела и прилипла к забору. От увиденного наши молодые доктора сконфузились, покраснели, но что-то надо было быстро предпринимать. Врач дал команду снять кожу с забора и отвезти пострадавшего в стационар: может ещё возможно пришить? Девушка, трясущимися от стыда руками, достала стерильные салфетки, стерильным пинцетом сняла уже прилипшую к забору кожу, осторожно уложила в стерилизатор, и…доставили в стационар.

     

    «Отец» скорой помощи А.С. Пучков говорил: «Скорая – это кадры, транспорт, связь». Кадровый вопрос – один из самых острых. Кто работал на «скорой»? Работали врачи и фельдшера. В чём между ними разница? Практически никакой. Кроме меньшей зарплаты и меньших юридических прав. Там где фельдшера просто ругали, врач мог получить выговор или «статью». За 10-15 минут нужно поставить диагноз, выбрать единственно верную тактику лечения и попробуй, ошибись! Врач « скорой» - всегда один, в лучшем случае, на пару со своим фельдшером. Значительную долю составляли, как я писала, студенты. Для студента это была самостоятельная практика и возможность подзаработать денег. Люди работали недолго, не выдерживали.

    Редко кто брал дежурства 12-ти часовые. Чаще все работали сутками, а если на 1,5 ставки, то через сутки. Человек уставал ужасно. У врачей постоянное повышенное чувство ответственности, у водителя – напряжение за баранкой от дорог.

    Плюс ко всему полное нарушение режима питания. Да, давались полчаса на обед. Но как он проходил? Привозили из какой-то столовой «комплексный обед», т.е. 1-ое, 2-ое и 3-е блюдо. Стоил он 50 копеек. До чего же он был безвкусный и «пустой», что через полчаса опять возникало чувство голода. Мало того, за редким исключением, ты успевал скушать, точнее, проглотить всё. Чаще было – ты только ложку в рот, а тебя по рации вызывают. Вызов в руки и вперёд! оставив на столе тарелку с баландой и кусок хлеба.

    Детские вызова обслуживались в первую очередь. На станции была одна педиатрическая бригада. Поэтому часто приходилось выезжать свободным бригадам. Прервав свой обед, на вызов «собака укусила ребёнка» выехала молодой специалист, Леночка (или Елена Осиповна). Путь машины проходил через виадук (мост через железную дорогу). Въехав на мост, водитель и врач  увидели, как грузовая машина, сбив мотоцикл, продолжила свой путь, не сбавляя скорости. Мотоциклист, ударившись об столб, летел в одну сторону, а его « конь» - в другую. Скорая обязана была остановиться. Врач не успела взять руку пострадавшего, чтобы прощупать пульс, мотоциклист вздрогнул в своей последней судороге и затих. Смерть на руках, ничего не успевшего предпринять, врача скорой помощи. Для Леночки это было больше, чем шок! А тут ещё надо торопиться к ребёнку! Позвонила в милицию и к себе на скорую. Приехала другая бригада для констатации смерти. А Лена продолжила свой путь. Первый быстрый взгляд определил, что ничего страшного у ребёнка нет и, слава Богу. Внутри у неё всё тряслось, во рту пересохло так, что язык не слушался.

    - Простите, но можно стакан воды? – попросила молоденькая врач. «Только бы не заметили» – думала она.

    Мысленно дала себе установку:

    - Спокойно, у меня всё получится.

    Отхлебнула 1-2 глотка воды и…успокоилась. Остальное она сделала всё, что полагалось в таких случаях.

    💡 А также по теме: