• Острый церебеллит при ветряной оспе

    Резюме

    Острый церебеллит (ОЦ) - наиболее распространенное неврологическое осложнение ветряной оспы. Цель настоящего исследования - оценка развития ОЦ у детей, госпитализированных с ветряной оспой.

    Материалы и методы

    Ретроспективно проанализирована база данных детей, госпитализированных с ветряной оспой в римскую Детскую Больницу Бамбино Джезу в период с 1 октября 2003 года по 1 июня 2013. Исключены пациенты старше18 лет или с иммунодефицитными состояниями. Диагноз ветряной оспы основывался на клинических признаках. Неврологическими осложнениями считались неврологические проявления, возникшие в течение трёх недель с начала ветряной оспы. Наличие ОЦ определялось клинически: атаксия, шаткость походки или нормальные движения при треморе головы и туловища в вертикальном положении, а также конечностей при движении против силы тяжести.

    Трём пациентам выполнена спинномозговая пункция, содержание лейкоцитов в спинномозговой жидкости 1-2 /мм3,без микроорганизмов при окрашивании по Граму. Полимеразная цепная реакция в реальном времени на вирус ветряной оспы была положительной во всех образцах спинномозговой жидкости. Магнитно-резонансная томография выполнена 18 пациентам, компьютерная томография (КТ) - двум.

    Данные литературы были получены в MEDLINE.

    Результаты

    Клинические случаи

    Рассмотрены документы 457 детей с ветряной оспой. Неврологические осложнения были выявлены у 92 (20,13%). Возраст пациентов, страдающих неврологическими осложнениями, от 2 месяцев до 15,6 лет, средний 5,03 года. Гендерное соотношение: 53,4% мальчиков и 46,5% девочек. Наиболее частым неврологическим осложнением был ОЦ (52,17%), наблюдавшийся у 48 (10,5%). Средний возраст пациентов с ОЦ 5,5 лет, диапазон 1,5-15,6 лет. Наибольшая частота случаев - 60,9% наблюдалась у детей от года до 5 лет: детей 5-10 лет - 34,1%, старше 10 лет - 5% случаев. ОЦ наблюдался одинаково часто у мальчиков и у девочек. Никто из детей не был вакцинирован.

    Наиболее характерным симптомом ОЦ была мозжечковая атаксия, постепенно прогрессировавшая в течение нескольких дней - 95,8%, невнятная речь - 37,5%, рвота - 31,25%, головная боль - 29,16%, дисметрия - 25%, тремор - 22,91%. Отрицательная пальценосовая проба наблюдалась в 25% случаев. Повышенная раздражимость - у 8,33% и нистагм - у 4,16%. Тонические, глубокие сухожильные и подошвенные рефлексы были без изменений у всех пациентов. Среднее время от начала болезни до возникновения симптомов воспаления мозжечка - 7,48 дней до госпитализации, диапазон 1-21 день. У четырёх пациентов неврологические симптомы возникли в течение первых двух дней. Только у двух детей мозжечковые симптомы развились после 14-го дня, но в течение 21 дня кожных проявлений. Ни в одном случае мозжечковые симптомы не предшествовали поражению кожи. Средняя продолжительность пребывания в стационаре - 11 дней (диапазон 2-23 дня).

    Ацикловир 30 мг/кг внутривенно в течение пяти дней назначен 45 (93,75%) пациентам. Три пациента до госпитализации неделю принимали пероральный ацикловир. Кроме того, 16 (33,33%) тяжёлых пациентов ежедневно получали 0,5мг/кг дексаметазона внутривенно. КТ была в норме у всех пациентов; МРТ показала сигнал повышенной интенсивности серого вещества мозжечка на Т2-взвешенных изображениях в пяти случаях.

    Оспа.jpg

    Рисунок. МРТ: А - осевое T2-взвешенное изображение; B - осевая последовательность FLAIR (инверсия-восстановление с подавлением сигнала от воды). Диффузный сигнал повышенной интенсивности от обоих полушарий мозжечка с преобладанием сигнала от правой доли (черные стрелки). C - осевые T1-взвешенные изображения после введения парамагнитного контрастного вещества: негомогенное усиление сигнала от мягкой мозговой оболочки обоих полушарий мозжечка, более яркое в правом полушарии (белые стрелки).

    После выписки дети продолжали контрольные посещения врача: даже по истечении двух месяцев у некоторых пациентов наблюдались непроизвольные судороги. Среднее время наблюдения составило 3,5 месяцев, диапазон от 7 дней до 8 месяцев. Лишь у одного пациента последствия поражения мозжечка привели к инвалидности. Не было случаев задержки развития, дизартрии, гемипареза, эпилепсии, слепоты, глухоты или расстройств координации.

    Обсуждение

    ОЦ отмечается у одного ребёнка из 4000 заболевших ветряной оспой. До сих пор обсуждается вопрос природы ОЦ: постинфекционная, иммунологическая или в основном инфекционная этиология. В описываемой серии случаев доля ОЦ составила 10,5%.

    В 2003 году только в нескольких итальянских регионах была введена вакцинация от ветряной оспы. Таким образом, полученные результаты отражают сценарий развития болезни у невакцинированного населения.

    В рассмотренной литературе мы не нашли полного описания клинической картины церебеллита, которую было бы полезно сравнить с нашими наблюдениями. Нейровизуализация не является необходимым методом диагностики для большинства случаев ОЦ, но эффективность МРТ значительно превосходит КТ. Из-за сложности визуализации задней черепной ямки КТ мало информативна, более того, зачастую на КТ вообще отсутствуют изменения. На МРТ двусторонние диффузные аномалии полушарий мозжечка являются наиболее распространенными проявлениями ОЦ, но не патогномоничны, из-за чего не имеют особого значения для диагностики.

    Роль противовирусной терапии спорна. Некоторые авторы сообщают, что ацикловир следует назначать при тяжёлом заболевании, в то время как другие не рекомендуют, основываясь на доказательствах аутоиммунного патогенеза. Реальная польза стероидов также спорна. Так как международными стандартами не установлена необходимость внутривенного ацикловира и/или стероидов, решение о лечении принималось индивидуально. В недавнем исследовании ветряной оспы, противовирусный препарат был обязательным не только при тяжёлом течении, но и у пациентов с вирусом Varicella zoster и опосредованными осложнениями, такими как ОЦ.

    Acute cerebellitis in varicella: a ten year case series and systematic review of the literature/Elena Bozzola, Mauro Bozzola, Alberto Eugenio Tozzi, Valeria Calcaterra, Daniela Longo, Andrzej Krzystofiak and Alberto Villani /www.ijponline.net/content/40/1/57

    Перевод Анны Абрамовой